Тайные общества, ордена и секты > Архаичные ритуалы. Новая духовность

Архаичные ритуалы. Новая духовность

Сохранилось очень мало догматических произведений, написанных катарами: два требника, один на окситанском, другой, неполный, на латинском языке, опубликованный отцом Дондэном (после «Книги о двух началах»), анонимный «Катарский трактат» XIII века, приписываемый Бартоломе из Каркассонна и вставленный в «Книгу против манихеев» Дуранда из Уэски, который частично цитирует его с целью опровержения (изд. Тузеллье, Лувен, 1961), и «Трактат о двух началах», приписываемый итальянцу Иоанну фон Луджио (изд. Дондзн, Рим, 1939). К этим четырем произведениям следует добавить «Катарскую апологию» и «Толкование молитвы "Отче наш"» из рукописи «Дублинского вальденского сборника», опубликованные Венкелеером (I960). Эти тракгаты содержат ценные сведения — особенно «Книга о двух началах» — о важных пунктах учения, но они не излагают его в целом или хотя бы последовательно, поэтому для его лучшего понимания следует прислушаться к тому, что говорили о нем его католические противники, а также учесть документы инквизиции.

Мы не будем систематически подвергать сомнению объяснения оппонентов, выскажем лишь сожаление, что они не очень методично излагают теории своих противников и не подчеркивают, как следовало бы, на чем в них делается упор. Лишенная пояснительного контекста, катарская идея рискует показаться более бедной и менее связной, чем она была для тех, кто ее разрабатывал. Дух эпохи требовал, чтобы столько же, если не больше, внимания уделялось мелким различиям. Все оказывается в одной плоскости: основные черты дуализма, вытекающие из них моральные предписания и религиозный церемониал.

Что же касается документов инквизиции, то, с учетом того, что допрашиваемые еретики часто были несведущими в философии и теологии, они дают нам представление о народном катаризме, смешанном с детскими легендами и мифами. Нельзя пользоваться этими мифами в качестве «источников», не будучи уверенным, что они в XIII веке были уже обобществлены», то есть широко распространены в почти неизменной форме, не зависящей от индивидуальной творческой фантазии. Кроме того, надо знать их абстрактное значение, четко сформулированное каким-нибудь образованным катаром или, в крайнем случае, чтобы это абстрактное значение вытекало непосредственно и без каких-либо сомнений из символики: катары сами часто давали пояснения к своим апологетическим «примерам». Только эти пояснения и следует принимать во внимание. Толкование легенд в сыром виде, — к чему многие ересиологи сводят изложение дуалистического учения, — следует оставить этнографам и психологам, занимающимся подсознанием, которые наделают в той области гораздо меньше ошибок, чем историки религий. Во всяком случае, мы поступим более осторожно и более «научно», если будем объяснять миф, исходя из учения, а не наоборот.

Существует традиция, — хотя сами еретики никогда не использовали эту слишком радикальную терминологию, относительно которой я сделаю ряд оговорок в части этой книги, посвященной их философии, — различать во Франции и в Италии так называемых «абсолютных» и «умеренных» дуалистов. В Италии «конкоренцы» (от района Конкореццо близ Милана), которых около 1240 года называли также «га-ратенцами» (по имени одного из их первых епископов Га-ратуса) были умеренными дуалистами, а альбаненцы (район Дезенцано на озере Гарда) — абсолютными. Во Франции, как полагают, как минимум с 1167 года (со знаменитого Караман-ского собора и под влиянием патриарха Никиты, который на нем председательствовал) большинство окситанских катаров стало «альбигойцами», то есть абсолютными дуалистами.

Ради упрощения я буду придерживаться при анализе их догм и религиозных мифов этого классического и удобного деления на абсолютный и умеренный дуализм.

© 2008 Тайные общества, ордена и секты | Карта сайта