Битва при Мюре

12 сентября 1213 года произошла битва при Мюре. Король, который много ездил верхом, очень устал. Рассказывают, хотя это, несомненно, клевета, придуманная католиками, будто он прешел ночь накануне битвы с любовницей и утром еле-еле влез на лошадь. В действительности он полагался на энтузиазм и считал, что для победы достаточно одной смелости.

Войска столкнулись на травянистой равнине Мюре, где местами блестела вода протоков, вопреки совету осторожного Раймона VI, который, будучи верным римской тактике, хотел построить лагерь и отражать врага стрелами: его малодушие высмеяли и он обиделся... Это была стычка рыцарей, в которой арагонцы проявили доблесть и отвагу, но действовали в неописуемом беспорядке. «Каждый барон хотел вести свою собственную битву, не признавая ни порядка, ни тактики среди криков и грохота» (П. Бельперрон). «Стоял такой скрежет оружия, что можно было подумать, будто это валится лес под ударами множества топоров» (Гильом де Пюилоран*). Французы, более дисциплинированные, лучше умели использовать оруженосцев, которые сопровождали тогда рыцарей. Их сплоченные ряды быстро доказали свое преимущество перед храбростью людей графа де Фуа и стремительностью арагонской кавалерии. Военный гений Симона де Монфора довершил остальное. Король Педро Арагонский стал жертвой своего рода убийства. Два героя-убийцы, французские рыцари Ален де Руси и Флоран де Вилль, поклялись убить короля — этого предателя! — или умереть. Судьба часто благоволит таким людям, готовым заплатить своей смертью за смерть их врагов. Они прорубали себе дорогу ударами мечей и искали короля посреди его охраны, а тот, согласно обычаю, которому тогда следовали монархи, обменялся накануне своими доспехами с одним из своих рыцарей, так что французы сначала напали на его заместителя и легко его убили. «Это не король, — сказал Ален де Руси, - король лучший рыцарь!» Педро, услышав это, воскликнул: «Вот король!» Он убил одного французского рыцаря, но пал потом под ударами двух нападавших. Арагонские бароны, в том числе Мигель де Лусиан, сделали невозможное, чтобы защитить своего короля, закрыв его своими телами: они были убиты на месте. Юк де Матаплана, покровитель трубадуров и сам трубадур, был доставлен в Тулузу тяжело раненным.

«Велики были беды, скорбь и потери, когда король Арагона пал в крови, а с ним многие другие бароны: и велик был позор для всего христианства и всего рода человеческого. Люди из Тулузы, охваченные печалью и скорбью, те, кто сумел спастись, а не остался на поле битвы, вернулись в Тулузу под защиту ее стен» («Песнь о Крестовом походе»).

Раймон Тулузский и его сын почти сразу же покинули свою столицу. В последующие дни Симон де Монфор продолжал свои завоевания, захватив Ажене, южный Перигор и Руэрг (в 1214 году). С апреля по октябрь 1215 года Людовик Французский* в какой-то степени помогал ему, предприняв свой личный малый крестовый поход в течение сорока дней. Вернувшись в Париж, он. несомненно, рассказал своему отцу, как умеет пробиваться и обогащаться Симон де Монфор. А Симон тем временем наложил руку на город Фуа и почти на все графство Тулузское (в 1215 ГОДУ). Тогда папа Иннокентий III созвал в Риме Вселенский собор в качестве третейского суда: на этом Латеранском соборе в ноябре 1215 года граф де Фуа тщетно пытался защитить свое дело и дело графа Тулузского:

«Сеньор папа, мое полное право оправдывает меня, равно как моя верная прямота и мои благие намерения; если бы меня судили по справедливости, мне была бы гарантирована безопасность, поскольку я никогда не любил еретиков -ни их верующих, ни совершенных. Наоборот, я всегда приносил дары аббатству Бульбонн, где меня хорошо принимали и где похоронены все мои предки. Что же касается Пюи де Монсегюра, то правовые отношения с ним ясны: никогда, ни одного дня я не был его сюзереном. А моя сестра — сумасшедшая женщина и грешница, я же не собираюсь пропадать за ее грехи...* Что же касается епископа (Фольке ТУЛУЗСКОГО), который столь рьяно занимается этим делом, то я вам скажу: в его лице преданы Бог и все мы».

Папа весьма любезно ответил графу де Фуа:
«Граф, ты очень хорошо рассказал о своих правах, но немного умалил наши. Я знаю твои права и искренность твоих ЧУВСТВ. И если твое дело справедливое, когда я буду иметь доказательства этого, ты получишь назад свой замок, тот, который ты потерял. А если святая Церковь тебя осудит, ты можешь надеяться на милосердие, потому что Бог надоумил тебя покаяться. Все злые грешники, пропавшие и погрязшие во грехе, должны быть приняты Церковью, если она сочтет, что их души находятся в смертельной опасности, если они чистосердечно покаются и сделают все, что им прикажут».

Еще одна улыбка Дьявола, еще один театральный эффект. Раймон VI прибыл в Геную, где к нему присоединился его

погода петербург 5 дней Далее2

«Эти марсельцы пришли с великим ликованием. Посреди Роны распевали гребцы. Впереди сидели рулевые, которые управляли парусами, лучники и лоцманы. Звуки рожков, труб, кимвалов и барабанов отдавались эхом от берегов на заре. Блеск копий и волн, лазурь и алый цвет, белесоватая зелень, чистое золото и серебро смешивались в игре солнца и воды, когда рассеивался туман. По берегу в ярком свете дня радостно скакали сир Ансельме и его всадники на конях в чепраках, с орифламмой впереди. Со всех сторон раздавались крики: "Тулуза!" в честь благородного сына графа, который вновь обретал свои земли. И они вошли в Бокер».

Далее1

«Бароны скакали по двое по травянистым равнинам и думали об оружии и доспехах, и мессир Ги де Кавальон сказал молодому графу с высоты своего рыжего коня: "Вот настало время, когда нашему Краю очень нужно, чтобы Вы были и злыми, и добрыми, потому что граф де Монфор, который истребляет баронов, и Римская Церковь предсказывают, что наш Край останется обесчещенным. Они настолько все перевернули в нем вверх ногами, что если он не будет Вами освобожден, он навсегда погрузится во тьму. Если Вы не восстановите наш Край и его достоинство, он умрет, и с ним весь Ваш мир. А поскольку Вы — истинная надежда всего нашего Края, иначе весь Край умрет, проявите свою доблесть". "Ги. — сказал молодой граф, — мое сердце радуется, когда я слышу Ваши слова, и мой ответ будет кратким. Если Иисус меня спасет, меня и моих соратников, и вернет мне столь желанную для меня Тулузу, никогда наш Край не будет знать ни нужды, ни позора, потому что нет в этом мире ни одного человека, достаточно могущественного, чтобы меня победить, — это под силу только Церкви. И настолько велики мои права и силы моего разума, что если бы против меня выступил злой и гордый противник, он был в сравнении со мной как леопард в сравнении со львом".

© 2008 Тайные общества, ордена и секты | Карта сайта