Бойня в Марманде

Июнь 1219 года. Настал момент, когда французская монархия должна была занять место Амори де Монфора, который наследовал своему отцу, не обладая его талантами, и к тому ке как говорили, якобы испытал на себе моральное влия-!!!!!• катарского «совершенной)», с которым несколько раз встречался. Принц Людовик, сын Филиппа-Августа, с нетерпением ждал, когда он сможет положить конец успехам Раймона VII, который разбил французов при Базьеже и в ряде других мест. С армией из шестисот рыцарей и десяти тысяч лучников, усиленной двадцатью епископами, он присоединился к Амори у Марманда. Осажденный город сдался, и все его 5000 жителей, включая женщин и маленьких детей, были истреблены.

«Даже если учитывать обычные преувеличения поэта (автора "Песни") и тенденцию летописцев раздувать цифры, остается, тем не менее, несомненным тот факт, — пишет Пьер Бельперрон, — что было истреблено если не все население Марманда, то большая его часть, и здесь нельзя было, как в случае с Безье, свалить вину на бродяг и ссылаться на то, что город был взят штурмом. Кто должен нести за это ответственность? Очевидно, люди Амори, жаждавшие отомстить за смерть Симона де Монфора и наказать город за отступничество для примера. Другие крестоносцы, хотя и не принимали в этом участия, и не думали мешать». Как и двадцать епископов, добавлю от себя.

Принц Людовик и Амори де Монфор подошли к Тулузе 16 июня 1219 года.

Этому нес частному городу предстояло вынести третью осаду. В ходе этого крестового похода, как говорят летописцы, Бог совершил много чудес ради Симона де Монфора. Будем справедливыми и признаем по этому случаю, что он должен был сделать хоть что-нибудь и для Раймона VII: французы не смогли взять город. Это была «прискорбная неудача», как сказал папа Гонорий III. 1 августа, «злясь, что отведенный им срок закончился, они сняли осаду столь поспешно, что бросили свои машины, которые осажденные на радостях сожгли».

Судьба, как никогда, явно благоприятствовала тулузским графам. Они вернули все свои владения. И Лангедок, хотя и разрушенный, оказался почти в той же ситуации, что и в 1208 году. Казалось, напрасно истребили столько невинных людей. Совершенные возобновили свои проповеди; произошло возрождение катаризма. Амори де Монфор, покинутый почти всеми своими рыцарями, лишенный ресурсов и отягощенный долгами, вынужден был оставить Каркассонн, куда вступил и где вскоре после этого утвердился молодой Тран-кавель, сын виконта, убитого в 1209 году.

© 2008 Тайные общества, ордена и секты | Карта сайта