Тайные общества, ордена и секты > Обновленное христианство. Непримиримый подход

Обновленное христианство. Непримиримый подход

Мы не знаем точно, ни от каких более древних религиозных учений произошел западный катаризм, ни в какой мере он соединил их различные подходы, чтобы достичь оригинального синтеза. В чисто моральном плане он, несомненно, не вписывается в гораздо более широкое движение возврата к первоначальному евангелизму: он сам хотел быть настоящим христианством апостолов. Поэтому его в значительной степени можно объяснить, исходя из самого христианства: Евангелие от Иоанна, многие части Ветхого Завета и послания Святого Павла легко могут быть истолкованы в дуалистическом смысле, и катары никогда не упускали случая сослаться на них как на доказательство истинности их собственного учения.

В философском плане катаризм — это дуализм; но, прежде чем говорить о возможном происхождении этого феномена, следует попытаться определить, что такое дуализм, поскольку этот термин весьма расплывчат и имеет множество оттенков.

Большая проблема, которая породила дуалистический соблазн и которая всегда была камнем преткновения для всех теологов, — это проблема Зла. Сформулировать ее можно так: почему добрый Бог, Бог любви, допускает существование Зла?

Все усилия теологов направлены на то, чтобы примирить идею совершенного творения с реальностью плохо устроенного мира. Одни из них прямо хотели снять с Бога ответственность за грехи; Бог создал Вселенную совершенной, по своему подобию: это был рай; но он дал человеку свободу воли, и человек взбунтовался против своего Творца и выбрал Зло. Эта концепция не выдерживает критики, потому что она противоположна понятию о всемогущем и вездесущем Боге. В самом деле: даровав свободу воли своему творению, Бог должен был знать, как оно его использует, что наводит на мысль, что он умышленно создал плохой мир: мы впадаем в неразрешимое противоречие или приходим к выводу, что Бог не добрый. Оставим пока эту идею; мы еще вернемся к ней в несколько иной форме.

Другие теологи пытались обойти трудность, ловко избавляясь от Зла: Зло якобы не существует, есть лишь относительное Добро; все творение вовлечено в обширный процесс восхождения, который постепенно ведет его к высшему Добру; когда мы говорим о Зле, речь идет в действительности о промежуточных этапах...

Далее2

По правде говоря, чрезвычайно трудно связывать катаризм с определенными учениями или движениями, существовавшими раньше. Мы можем, самое большее, обнаружить в том или ином течении элементы или скорее тенденции, предвосхищающие катаризм. Речь идет о движениях, как правило, очень мало известных, потому что они были ограничены во времени и пространстве.

Далее4

Более характерна и более убедительна традиция, относящаяся к Монт-Вимеру в Шампани. В 1042, 1048 и 1144 годах это место, похоже, было центром нсоманихейства. В 1239 году состоялось аутодафе в присутствии графа Шампанского Гибо де Шансоннье и монаха-доминиканца Робера, великого инквизитора и бывшего еретика, который с яростью отступника сжигал всех, кому раньше поклонялся. Число жертв достигло примерно 180. Любопытно, что во французском дикте», опубликованном в 1883 г. Гастоном Рейно, «Дикте о кобыле Дьявола», есть намек на это аутодафе и также сообщается о традициях, связывающих Монт-Вимер с древним манихейством. Еще Альберик де Труа-Фонтен рассказывал о Фортунате, который, будучи изгнанным из Африки святым Августином, приехал в Шампань, где он обратил в свою веру чожака разбойников по имени Вимер. Автор «Кобылы Дьявола» со своей стороны сообщает нам, что этот Вимер был изгнан святым Августином из Ломбардии... Не следует, конечно, доверять этим легендам больше, чем они того заслуживают. Однако упоминание в них о Фортунате весьма смущает. Создается впечатление, что летописец и поэт все спутали — и хронологию, и историю. Ломбардия появляется здесь, несомненно, в память о пребывании святого Августина в Милане, а, может быть, и потому, что в XIII веке знали, что катаризм был занесен из Ломбардии. Но почему Форту-нат не мог приехать в Шампань и обратить Вимера? Мы не знаем, к сожалению, каковы были подлинные верования Лой-тарда из Шампани, который разбивал кресты и отказывался платить церковный налог. Был ли он потомком «разбойников», обращенных в манихейство Фортунатом? Или он впал в ересь под влиянием богомильских миссионеров, которые просто возродили в Монт-Вимере древний очаг римского манихейства? Могли ли эти миссионеры дойти до Шампани?

Далее1

Этот взгляд может быть соблазнительным для интеллекта. Его не тревожит существование страданий в самых чудовищных формах, при всей их болезненности, он их не объясняет. Но как назвать «меньшим добром» или «промежуточным этапом» все те ужасы, которыми полна человеческая история: пытки, геноцид, насилие и так далее?

Далее3

Часто говорят о филиации* идей между катарами и ма-нихеями при посредстве болгарских богомилов, а еще раньше — павликиан, появившихся в Византийской империи в VIII и X веках. Среди первых дуалистических сект, обычно связываемых с манихейством, упоминаются фундаиты, кудугеры, бабуны, пофлы и бугры. Родство катаров с богомилами и богомилов с павликианами кажется бесспорным. Но больше, чем из манихейства, первые западные дуалистические течения черпали из первоначальной христианской традиции, которая сама на Востоке часто имела черты зороастризма и гностицизма.

Далее5

Жесткость его догм не следует преувеличивать: в этом абсолютном дуализме всегда встречались вкрапления «умеренного» дуализма, исходившие от католиков, вальденсов или от самих богомилов, поскольку, как думают сегодня некоторые болгарские ученые, богомильская фракция умеренных дуалистов тоже посылала своих миссионеров во Францию для противодействия влиянию «абсолютистов». Окситанский и особенно итальянский катаризм в период между 1167 и 1300 годами колебались, склоняясь то к одному, то к другому дуализму. Но следует предположить, что в целом окситан-цы всегда оставались верны, — как и альбаненцы в Италии, — абсолютистскому богомильскому учению. Кстати, интеллектуальный обмен между Окситанией, Италией и Хорватией (богомильской) никогда не прекращался, и некоторые документы позволяют предположить, что в Хорватии или в Боснии существовал некий «папа» абсолютного дуализма, в действительности, просто духовный учитель, признанный всеми еретиками Франции, Р1талии и Венгрии. Его представителем среди альбигойцев был Бартоломе из Каркассонна... Накануне крестового похода (1209 г.) катаризм пустил в

© 2008 Тайные общества, ордена и секты | Карта сайта