Тайные общества, ордена и секты > ЖЕРТВЫ ИНКВИЗИЦИИ В ИТАЛИИ И ФРАНЦИИ. ФИЛОСОФИЯ УБИЙСТВА

ЖЕРТВЫ ИНКВИЗИЦИИ В ИТАЛИИ И ФРАНЦИИ. ФИЛОСОФИЯ УБИЙСТВА

Дворянин Барони, апеллировавший к императорской власти, прося защиты от беззакония инквизиции, был взят под защиту императорского подесты во Флоренции Пезаньолы. Инквизиторы торжественно отлучили от церкви Пезаньолу. Это было вызовом самому императору, и Фридрих II вступился в дело. Враги инквизиции ободрились содействием императорских сил и сами начали действовать наступательно. Однажды, когда в соборе св. Петра произносилась инквизитором воскресная проповедь, туда ворвались еретики, и между ними и католиками началось побоище. Петр Веронский позвал свою «милицию» , а сам благоразумно скрылся. Драка, начавшаяся в соборе и сопровождаемая убийствами, вылилась оттуда на площади Св. Фелициты и Треббио.

Партия инквизиторов одержала в этой борьбе верх. Когда же из Лиона пришло известие о том, что император предан папою анафеме, что он лишен престола, то соперники Петра Веронского должны были с болью в сердце отступить. Инквизиция восторжествовала и упрочилась во Флоренции; могучая власть папы утверждала за собою каждую пядь земли, по которой ступали его проповедники. Петр Веронский возвратился в Милан, где его ожидала все та же кровавая деятельность.

Далее11

Суду трибунала принадлежали также печатные и рукописные произведения на языках всех народностей, населявших Италию, Францию, Германию и Лангедок. В римском, миланском и тулузском трибунале читались философские и богословские произведения и обсуждалось, есть ли в них еретические идеи и отступления от буквы догм. «Если, — говорит историк, — при прочтении открывалось что-либо еретическое, темное или подозрительное, а в еврейских книгах кощунство над Христом, Богоматерью и католической Церковью, то книга или истреблялась, или исправлялась через вырезывание листов. Каждый год составляли список (индекс) осужденных трибуналами книг. Каждый, кто после осуждения книги будет пойман, как ее владетель или временный хранитель, подлежит инквизиционному суду».

Далее6

Вначале борьба с папой (Григорием IX) была успешной для императора. Папские города и замки пылали и сдавались королю. Напрасно разгневанный папа проклинал мятежного императора и сам обходил с процессией столицу, воздвигая народ к борьбе с императором-еретиком. Фридрих явно одерживал победу, и одно время престиж папской власти висел на волоске. Старому папе грозил позорный плен. Но он не дожил до позора и умер. После него царствовал один лишь месяц слабохарактерный папа Целестин II. Его сменил Иннокентий IV, в котором видели серьезного соперника императорской власти. Несмотря на прежние дружеские отношения с Фридрихом, новый папа не видел иного исхода борьбы, как повторение отлучения Фридриха от церкви. В ответ на это император вторгся с войсками в его владения. Папа, чуть не попавший в плен к врагам, бежал в Геную, оттуда в Лион, где созвал собор, пригласив туда и Фридриха. Последний отказался признать авторитет этого собора и не прибыл на него. Папа торжественно признал Фридриха еретиком и проклял каждого, кто окажет ему содействие; подданных Фридриха он разрешил от присяги императору и повелел избрать нового императора. Это проклятие и отлучение имело роковые последствия. Грозный Фридрих вначале хранил спокойствие. «Кто смеет тронуть корону на моей голове? — спрашивал он. — Какой это папа смеет отлучить меня от общения? Только пролив реки крови, папа и его собор ОТНИМУТ у меня корону!» Но все оставляли отлученного и преданного проклятию короля, как зачумленного. Власть религиозного проклятия, боязнь нарушить волю наместника Христа и быть преданным вечной власти дьявола для средневекового ума были слишком страшны. В Германии уже избрали нового императора. Империя охвачена была возмущением. Началась анархия кулачного права. В то же время папа проповедовал крестный поход против еретика-императора для низложения его. Тем, кто подымет оружие на Фридриха, он дарит десятками индульгенции, отпуская им все грехи. Пока шла борьба с Фридрихом, папа забыл об еретиках, напрягая все силы в борьбе за преимущество духовной власти перед светской, ибо знал, что от исхода борьбы зависит все будущее существование католической церкви. О том, как боролась церковь Рима со своими врагами, лучше всего видно из истории этой борьбы с Фридрихом, которая закончилась тем, что папа подкупом добился предательства любимца императора, его канцлера, отравившего Фридриха.

Далее4

В его отсутствие крамола в Милане подняла голову, еретики, ободрившись, не боялись высказывать вражду инквизиции, мешали богослужениям, оскорбляли священников. Петр и здесь открыл тот же трибунал и начал судилище. В течение пяти лет нещадно действовал он, хватая все новых еретиков, пытая их, предавая заключению в страшных сырых подземных тюрьмах или смерти. Это был настоящий черный террор, причем Петр в своей жестокости переходил даже за те пределы, которые открывались ему полномочиями, данными папой. По крайней мере, через несколько лет, когда в связи со смертью Фридриха II и начавшимися в Кремоне волнениями папа послал туда Петра, он велел ему, «уничтожая еретическую заразу», действовать не только самостоятельно, но также опираться и на епископский совет. Петру советовали щадить раскаявшихся еретиков и возвращать их в лоно католической церкви.

Далее7

После этой победы энергия папы снова устремляется на борьбу с еретиками. Потрясенные междоусобицей и кровавой распрей места войны представляли богатую почву для всевозможных смут. В Ломбардии начались возмущения против инквизиторов. В Кремоне и Милане несколько инквизиторов было убито. Папа подавляет возмущения и разыскивает виновных. В 1252 году он издает постановление об изгнании всех еретиков и конфискации их имуществ. Им же написан новый устав инквизиции.

Далее10

Дабы удобнее было распознавать мирян по их отношению к церкви, велено было правоверным католикам иметь на одежде один крест, а обращенным — два креста. Еретику же присвоена была особая одежда: на широком и длинном плебейском платье нашивались два широких желтых креста, — один на груди, другой на плече. Капюшон закрывал их голову. На капюшоне был нашит третий крест. У женщин капюшон заменялся черной густой вуалью с желтым крестом. Отступники носили на кресте поперечную желтую полосу.

Далее8

Безграничные полномочия, которыми пользовались инквизиторы относительно жизни и смерти заподозренных в ереси мирян, а также относительно их имущества, скоро принесли свои результаты. Среди инквизиторов стало неумеренно развиваться хищничество и грабительство. Они стали обращать в свою ПОЛЬЗУ штрафы и поборы. И нередко поводом к подозрению в ереси было просто богатство какого-либо мирянина, достояние которого шло на увеличение богатств достопочтенного брата-инквизитора. Монахи, дававшие священный обет бедности, которая провозглашалась основателем ордена Домиником как один из главнейших принципов его жизни, стали сребролюбцами, стяжателями и грабителями. По-видимому, при конце своей жизни Доминик видел развращение братии, потому что на смертном одре он торжественно проклял тех, кто забудет обет бедности и внесет в орден соблазн собственности.

Далее9

Даже величайший доктор богословских наук, чья книга «О подражании Христу» была знаменитейшей в течение столетий и питала сотни тысяч христианских умов, святой Фома Аквинский высказывался за гонения еретиков и спокойно относился к проливаемым морям человеческой крови и к мучениям и гибели христиан. Так как святой ученый в глубине души не мог не видеть вопиющего противоречия между религией всепрощения и кровавыми преследованиями во имя той же религии, то он напрягал все способности своего схоластического ума, дабы найти мост между этими взаимно исключающими друг друга явлениями. Почтенный схоласт рассуждал так: «Еретики, — говорит он в своем Богословии, — прежде, чем презрели Церковь, дали известные обеты относительно нее, которые они своим переходом в еретичество, естественно, нарушили. А так как нарушение обетов есть преступление, то необходимо их принуждать сдерживать эти обеты и наказывать за отступление от них. Принятие веры, — рассуждает он, - есть акт доброй воли, но поддержание ее — д е л о н е о б х о д и м о с г и ».

Далее12

Подобная история человеческого безумства, история инквизиции, еще раз оправдывает мысль о том, что власть идей есть меч обоюдоострый и может завести как в сторону идеальных осуществлений царствия небесного, так и в сторону дикой братоубийственной бойни, войны всех против всех, насилия, убийства и зверства. Ибо в деятельности многих теоретиков и практиков инквизиции нельзя отрицать увлечений бескорыстных и чисто идейных, страшных ошибок, продиктованных именно увлечениями идеей.

© 2008 Тайные общества, ордена и секты | Карта сайта